Почему для бизнеса киловаты дороже

почему для бизнеса киловаты дороже

В год на дрова уходит 10 тысяч, на уголь — еще 30 тысяч, то есть в месяц в среднем больше трех тысяч. Причем часть дров самостоятельно добывает бабушка.

«Каждое утро топим печку. Тяжело, потому что дом большой, протопить сложно, дров нужно много. Плюс еще после того, как все это прогорит, нужно обязательно почистить печку, вычистить сажу. У меня бабушка, сейчас осень, ей делать нечего, она каждый день ходит в лес за дровами. Она подбирает деревья, которые свалились».

Часто бывает и так, что к поселку подведен газ, но жители продолжают топить дровами, потому что подвести газ непосредственно к дому дорого, а дрова есть — из лесу, вестимо. Но вообще, во всем мире иметь собственный дом или дачу — это дополнительные расходы, да и сама загородная недвижимость стоит дорого. Подмосковные дома наших героев — миллионы рублей, а коттедж Марины возле Видного явно стоит больше 10 млн.


Важноimportant
Дмитрий платит примерно 3,5 тысячи за электричество и тоже потребляет в несколько раз больше будущей соцнормы. Дача хороша тем, что там не живут постоянно и электричества тратят меньше. Но зимой обогреватели работают круглосуточно, чтобы дом не промерз.

«Все равно оставляем обогреватели в ванной, туалет, гостиная и бойлерная — четыре штуки, и на втором этаже в туалете.


Все равно они как-то работают, не в максимальном режиме. Все равно без них никак, чтобы была плюс пять температура, чтобы не замерзло. От 500 до 1000 киловатт-час, я думаю, в месяц точно».

При желании Дмитрий может сэкономить — у него в доме есть печь.
Хотя дрова или уголь тоже стоят недешево. Вот математика Екатерины. Ее семья живет в доме под Воскресенском, в Московской области. Газа тоже нет, отопление печное.

Рост тарифов на электроэнергию в России в разы превышает инфляцию. Чтобы выжить, крупному бизнесу приходится строить свои электростанции, а малому и среднему — получать энергию незаконно.

Причины в высокой степени износа энергетической инфраструктуры, искусственно завышенных расходах монополий, которые закладываются в тарифы, и отсутствии государственного регулирования рынка, пишет EurasiaNet.org.

Монополия без ценового регулирования

С 2011 года электрическая энергия поставляется по свободным ценам — тарифы не только никак не регулируются, но постоянно меняются. В теории, рост тарифов не должен превышать показатели, указанные в ежегодном социально-экономическом прогнозе минэкономразвития.

В среднем, по заявлениям руководителей предприятий, услуги естественных монополий в 2018 году подорожали для них на 17% (в 2017 году тарифы выросли на 21%, в 2016 году — на 19%).

Рост тарифов приводит к увеличению задолженности конечных потребителей (населения и бизнеса) на розничном рынке и сбытовых компаний на оптовом

Долг на оптовом рынке на начало 2017 года составлял 61,3 млрд рублей (рост за год на 16,4%), на розничном — 257,6 млрд (рост 42,8%). По последним данным АНО «Совет рынка», задолженность на оптовом рынке на конец сентября 2018 года составила уже 75,9 млрд рублей.

Как выкручивается бизнес

Крупные компании нашли способ устранить зависимость от постоянно растущих тарифов. Они строят собственные генерирующие мощности.

При этом для физических лиц тарифы по-прежнему остаются фиксированными. Если население платит менее 2 рублей за киловатт-час, то бизнес — 3-4 рубля, сообщил заместитель директора Союза промышленников и предпринимателей (СПП) Мурманской области Алексей Савинцев.

Президент энергосбытового предприятия «КРЭС-Альянс» Алексей Преснов, в свою очередь, отметил, что не все так плохо: в 2011 году по темпам роста цен на электроэнергию Мурманская область не входит в число лидеров. К росту цен, по его мнению, привела отмена межтерриториального перекрестного субсидирования, которое сглаживало цены в период создания единого энергорынка.

— Рост цен на электроэнергию для малого и среднего бизнеса, в конечном счете, скажется и на населении, — считает председатель правления Союза жилищно-коммунальных предприятий Юрий Дунин.

Согласно этому документу, в 2017 году стоимость энергии на оптовом рынке должна была подорожать максимум на 6,5-7% для предприятий, а услуги электросетевых компаний по передаче энергии — на 3%.

Вслед за девальвацией с севера надвигается инфляция

Однако на деле цены выросли значительно выше. В 2017 году рост конечных тарифов для бизнеса составил от 4% до 40%, говорится в исследовании Центра мониторинга и контроля за ценообразованием. Выросли как цены на электроэнергию, так и тарифы на ее передачу.


Например,

плата за передачу в республике Марий Эл в некоторых случаях выросла на 143%, в Башкортостане — на 30%, в Краснодарском крае — на 20%

Бизнес-омбудсмен Борис Титов в своем докладе президенту говорит о необъяснимом разбросе тарифных ставок присоединения к сетям (когда предприятию необходимо подключить к электричеству новое здание).

Рост тарифа на передачу электроэнергии рассматривается как основной источник покрытия всех расходов сетевых компаний, в том числе на реализацию инвестиционных программ и обслуживание кредитов. Продолжается старение основных фондов отрасли, что приводит к необходимости значительного увеличения объемов инвестирования в ближайшие годы для удержания уже достигнутых показателей качества и надежности», — говорится в исследовании.

Также на это влияют коррупционные факторы, которые усугубляются благодаря большому количеству возможностей для злоупотреблений (для лиц, участвующих в распределении денег), низкой скорости и качества реализации инвестпрограмм, утверждается в документе.

– оптовая стоимость электрической энергии;

Sуслуг стоимость услуг по поставке ресурса конечному потребителю;

Sио затраты на деятельность инфраструктурных организаций, включающих единую диспетчерскую службу, расчетные центры и администратора системы оптового рынка;

Sсн сбытовая надбавка.

Для предприятий или индивидуальных предпринимателей, находящихся на территории ценовых зон, органам местного самоуправления разрешено устанавливать фиксированные значения следующих параметров:

  • стоимость услуг по поставке электроэнергии конечному потребителю;
  • стоимость услуг инфраструктурных подразделений;
  • величину сбытовой надбавки.

Поскольку при постоянно изменяющемся показателе инфляции цены корректируются, то стоимость электроэнергии также изменяется ежемесячно.

Почему до сих пор бизнес вынужден платить за электричество в два-три раза дороже, чем физические лица? Проблеме перекрестного субсидирования и росту цен на электроэнергию для малого и среднего бизнеса был посвящен «круглый стол» в Союзе промышленников и предпринимателей Мурманской области. Участники встречи намерены обратиться в федеральные органы власти, требуя устранить ценовой перекос.

С начала 2011 года тарифы на электричество для предпринимателей стали свободными. Предприятия, вырабатывающие электроэнергию, получили право отпускать свою продукцию предприятиям по свободной цене, а не по фиксированной, как было раньше.


Ценовой удар по кошелькам предпринимателей получился таким мощным, что очень многие предприятия, особенно мелкие, оказались на грани банкротства. Для них электроэнергия подорожала практически в два раза.

Например, это может сказаться на стоимости услуг предприятий, обслуживающих жилые дома — и, в конечном счете, на плате за жилищные услуги и коммунальные ресурсы. Торговые предприятия вынуждены будут взвинтить цены. И так далее — по экономической цепочке.

Крупный бизнес намерен выйти из положения, заключив прямые договора на поставку электроэнергии с генерирующими компаниями. Средний и малый бизнес такой возможности лишен. Однако областные власти решить этот вопрос не в силах. Эксперты регионального бизнес-сообщества считают, что необходим новый принцип ценообразования в электроэнергетике. И, возможно, дифференцированный подход для разных предприятий — один для крупных, другой для средних, третий — для индивидуальных предпринимателей.

Вниманиеattention
Именно поэтому у монополий отсутствует мотивация к повышению их эффективности, — убеждена она.

Навстречу алтыну и санкциям: гипотетические перспективы сближения KASE и Московской биржи

При этом расходы часто направлены не только на модернизацию оборудования и сетей. Например, в Ивановской области сбытовая компания включала в тариф расходы на аренду помещений и эксплуатацию автомобилей премиум-класса.

Как высокие тарифы влияют на бизнес

Цены на энергоресурсы входят в топ-5 негативных факторов, влияющих на бизнес. Об ухудшении ситуации предприниматели говорят последние три года.


В ходе опроса ВЦИОМ в мае 2018 года, 62% малых компаний и индивидуальных предпринимателей заявили о росте коммунальных платежей в 2017 году.

Все это происходит на фоне практически отсутствующего контроля со стороны федерального органа исполнительной власти по регулированию деятельности естественных монополий», — утверждают авторы исследования.

Метод ценообразования, в котором основным источником являются затраты инфраструктурных монополий, приводит к их искусственному завышению.

Они завышены в среднем по России на 30%,

говорится в докладе Бориса Титова.

По мнению бизнес-омбудсмена Ульяновской области Екатерины Толчиной, монополии повышают тарифы, учитывая только один параметр — их фактические расходы, зачастую экономически необоснованные.

— Вопреки международной практике регулирования, инвестиционные затраты монополий закладываются в тарифы без учета эффективности их реализации.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *